Актуально
ХОД ТЮЛЕНЕМ. Почему промысел «гренландца» в России ведут только норвежцы

На набережной Архангельска есть необычный памятник: он установлен в благодарность от местных жителей… тюленям. В годы ВОВ охота на это животное - традиционное занятие поморов на Севере - спасло многим жизни. Долго было это и важной отраслью экономики. Но последние 10 лет гренландского тюленя, самый распространенный у нас вид, в России не добывают - при том, что его промысел в российских водах активно продолжают наши соседи-норвежцы, вместо нас зарабатывая на нашей же территории хорошие деньги. Почему сложилась такая ситуация, Айсберг-пресс разбирался вместе с экспертами.

"Гуманная" экономика

Вековая традиция поморов-зверобоев была нарушена в 2009 году. Тогда приказом Федерального агентства по рыболовству были внесены изменения в "Правила рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна", запретившие промысел в Белом море гренландского тюленя возрастом до 1 года.

Решение необычно тем, что было принято без научных данных о состоянии вида, а, точнее, даже вопреки мнению ученых. По данным заведующего лабораторией Северной Атлантики бывшего ПИНРО им. Книповича, ныне Полярного филиала Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) Владимира Забавникова, популяция гренландского тюленя на момент введения моратория втрое превышала установленную нижнюю планку - 600 тысяч особей. Более того, такая численность создавала и создает угрозу популяции рыбы. "Гренландский тюлень - конкурент рыболовству, он потребляет столько же, сколько весь рыболовный флот на Северном бассейне. Мораторий был введен, не основываясь на научные данные, Россия в одностороннем порядке прописала запрет и закрыла промысел для российских добытчиков", - рассказал ученый.

Говорить о какой-либо гипотетической угрозе популяции от промысла не приходится. За весь последний перед принятием моратория 2008 год российскими промысловиками было выловлено всего около 13 тысяч особей - менее 1% от численности. При таких условиях нигде в мире, где ведется промысел тюленей, ограничений ранее не вводилось - ни в Северной Европе, ни у побережья Канады. Исключение составляет, пожалуй, только принятый рабочей группой ИКЕС (Международный совет по исследованию моря) запрет на промысел тюленя-хохлача, который водится только в Гренландском море и численность которого ниже минимального для нормального существования популяции уровня.

Что же смогло перевесить мнение ученых при принятии решения? Если кто не помнит информационной повестки десятилетней давности, то ее следы можно легко найти в интернете. Тогда была развернута масштабная информационная кампания о "негуманности" промысла не достигших взрослого возраста тюленей, в которую были вовлечены и многие медийные фигуры, в том числе звезды шоу-бизнеса. "Это была мера под нажимом общественных организаций, в том числе экологических, со стороны общественных и культурных деятелей. В профильный ПИНРО по этому вопросу никто не обращался, хотя научные данные говорили, что запрет устанавливать нет смысла, численность большая была", - рассказал Забавников.

По данным знакомого с ситуацией источника редакции, начиная с середины 2000-х годов эта информационная кампания разворачивалась при финансовой и иной поддержке иностранных экологических некоммерческих организаций, таких как Международный фонд защиты животных, Гринпис, Всемирный фонд дикой природы.

Соседи в гости к нам

Ход конем, то есть тюленем, был достаточно интересным. Дело в том, что "негуманным" объявили лов животных до одного года (что, как отмечалось выше, позднее и нашло отражение в официально утвержденном запрете). Но именно молодые тюлени в России исторически были объектом промысла. В отличие от Норвегии, которая, опять-таки исторически, ловит и использует животных любого возраста. И это "негуманным" называть не стали. В итоге промысел гренландского тюленя в российской экономической зоне оказалась полностью под контролем наших соседей.

В 2004 году Приказом Министерства сельского хозяйства РФ от промысел этого млекопитающего восстановлен. Но перерыва хватило на то, чтобы в стране не осталось предприятий, готовых заниматься этим. Мораторий привел к утрате оборудования, используемого для обработки шкур и хранения сырца, а также к потере объектов вспомогательной инфраструктуры (гостиницы для проживания рабочих и лётного состава, пункты базирования, склады ГСМ и т.п.), располагавшихся на побережье Белого моря. Негативные процессы коснулись и кадровой составляющей. Нарушилась преемственность среди поморов-зверобоев, которыми в основном и комплектовались добывающие организации, - старшее поколение вышло на пенсию, не передав опыта молодежи.

В соответствии с решением 48-й сессии Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству, на 2019 г. квота России на добычу гренландского тюленя составляет 3090 голов. По информации Баренцево-Беломорского территориального управления Федерального агентства по рыболовству, заявившиеся на освоение квоты компании СПК-РК "Освобождение" и СПК-РК "Возрождение" промысел не ведут. Одновременно эксперты отмечают активизацию иностранных субъектов экономической деятельности. По имеющимся сведениям, только норвежская компания "Norge Marin AS" в текущем году в российской исключительной экономической зоне выловила свыше 600 голов биоресурса.

Возобновлению промысла российскими компаниями препятствует также введённое Евросоюзом в 2010 году и поддержанное РФ эмбарго на торговлю в 34 странах Западной и Восточной Европы продуктами из тюленей. Преодолеть экономический барьер могут только крупные специализированные структуры опять-таки из зарубежных стран - Норвегии и Канады, которые не присоединились к запрету и имеют богатый опыт в этой сфере и широкие рынки сбыта за пределами ЕС. Так, норвежцы успешно поставляют продукты из тюленя в Азию - их охотно покупают Китай, Корея, Япония. И не менее успешно продают у себя - например, в Норвегии есть большая сеть магазинов, торгующих витаминами, получаемых при переработке тюленьих туш.

Что же потеряла в итоге Россия? Добыча гренландского тюленя, как традиционный вид деятельности для большинства жителей побережья Белого моря Мурманской и Архангельской областей, обеспечивала их устойчивым заработком и занятостью. Теперь это утрачено. Млекопитающее используется для производства мясных продуктов питания, медицинских препаратов (например, "Омега-3" и стволовые клетки), а также косметических и парфюмерных изделий. Начавшееся замещение данной ниши производства зарубежными компаниями негативным образом отразится на социально-экономической составляющей вышеуказанных регионов, в том числе в решении вопросов продовольственной безопасности, формировании налоговой базы.

По мнению экспертов, экономическая экспансия зарубежных компаний в рыбное хозяйство российского Севера, обусловленная общей стагнацией отечественного зверобойного промысла, не позволяет в полной мере реанимировать исторически сформировавшуюся отрасль с полным циклом выпуска продукции. Это, в свою очередь, может иметь негативные последствия для национальных экономических интересов в международных комиссиях при распределении квот на добычу совместно управляемых запасов морских биологических ресурсов: зарубежные стороны могут сослаться на нерациональное ведение хозяйственной деятельности отдельными предприятиями рыбопромышленного комплекса региона.

Сможет ли Россия вернуть себе потерянные из-за спорного решения позиции в сфере промысла в Арктике? Пока вопрос остается открытым. По имеющимся данным, на сегодня возобновить промысел готова только одна компания, которой во многом противостоят зарубежные гиганты, не прекращавшие зверобойную деятельность все последнее десятилетие.